Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: история образования Коллекция: история образования Коллекция: мировая художественная культураКоллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: исторические документыКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов » Специализированное образование » СТАТЬИ


Петровская ремесленная школа в Тотьме. 1886—1927
Обучение в школе велось подобно школам ремесленных учеников, в то время уже открытым в Архангельске, Нежинске, Туле, Чите и других городах России.
 
Персоналии В. Т. Попов, Н. И. Токарев
Виды школ школа
Источники http://www.booksite.ru/fulltext/1to/tma/alm/ana/6.htm; Изобр. - http://www.cultinfo.ru/pasport/region/totma.htm
Библиография История образования и педагогической мысли за рубежом и в России: Учеб. пособие для студ. вузов / Под ред. З.И. Васильевой. - М.: Издательский центр Академия, 2002; Народное образование в России: Исторический альманах. - М., 2000.


Петровская ремесленная школа в Тотьме


На левом высоком берегу Сухоны, ниже города Тотьмы, стоит величественное и удивительное по красоте трехэтажное каменное здание. Тому, кто путешествует по Русскому Северу водными путями и пользуется небольшой, но быстроходной «Зарей», оно сразу же бросается в глаза, и невольно возникают вопросы: откуда в таком отдаленном месте могло возникнуть столь необычное по своей архитектуре строение, достойное украсить любой крупный город? И, лишь выйдя на берег, поднявшись вверх по отлогому спуску, любопытный путешественник узнает, что ныне это здание принадлежит обычной школе, а приглядевшись повнимательнее, он прочитает над входом полустертую надпись: «Петровская ремесленная школа»...

В середине XIX века в Вологодской губернии было всего восемь уездных училищ, в которых обучались преимущественно дети дворян и чиновников. Они были недоступны для лиц крестьянского сословия, имевших право посещать только волостные и церковно-приходские школы. С созданием земств народное образование в Вологодской губернии улучшилось. К этому времени Тотьма представляла собой небольшой провинциальный городок, однако здесь уже действовали городское и высшее начальное училища, уездное и приходское духовные училища. С открытием в 1870 году земской управы сеть учебных заведений расширилась: образована женская прогимназия (затем — гимназия), основана учительская семинария, открыты реальное училище, лесная школа. Помимо этого, к началу XX века в городе было несколько начальных земских и приходских школ1.

Инициатива по расширению сети учебных заведений принадлежала многим местным деятелям и прежде всего — председателю Тотемской земской управы, городскому гласному В. Т. Попову. Хорошо зная состояние местных кустарных промыслов, он вместе с тем хлопотал о дальнейшем их развитии. По его инициативе было организовано Общество по улучшению народного труда в память царя-освободителя Александра II (открыто 1 мая 1883 года). Однако заветной мечтой В. Т. Попова стало создание такой школы, в которой смогли получать образование крестьянские дети и прежде всего сироты, приобретая навыки какого-либо ремесла. Идею об устройстве такого учреждения как центра просвещения крестьянства он неустанно проводил на всех уездных собраниях до тех пор, пока она не была единогласно поддержана земством2.

30 мая 1872 года жители России торжественно отмечали 200-летний юбилей со дня рождения Петра I. В память этого достопамятного события Тотемское уездное собрание и Городская дума приняли решение: «Открыть со временем в Тотьме, когда позволят средства, ремесленное училище, наименовав оное в память о Петре Великом „Тотемским Петровским“»3. Для образования первоначального капитала для постройки собственного здания училища тогда же были и собраны первые пожертвования. От Городской думы и Тотемского общественного собрания поступили вклады по сто рублей, а с 1883 года Городская дума стала вносить ежегодно по сто рублей. Уездное земское общество выделило двести рублей и помимо этого обязалось вносить с 1873 года ежегодно сто пятьдесят рублей. В дальнейшем деньги на устройство будущей школы по мере поступления обращались в государственные процентные бумаги, и в 1885 году их общий капитал составил 3264 рубля4.

Идея о создании школы стала постепенно претворяться в жизнь, однако до ее официального открытия прошло целых 27 лет. Предшественницей школы стала столярно-токарная мастерская, организованная 20 марта 1886 года по инициативе Тотемского местного комитета Общества по улучшению народного труда. Первоначально она размещалась в доме крестьянина Садкова, а с апреля 1887 года — в доме мещанина Афанасьева.

Обучение в мастерской было бесплатным и составляло три года; в нее принимались грамотные мальчики в возрасте от 12 до 14 лет, преимущество отдавалось уроженцам Тотьмы и уезда, из них — круглым сиротам. Квартиру, питание и рабочую одежду ученики получали от комитета Общества. Прием платных учеников допускался в виде исключения, причем они принимались в школу на срок не менее чем трехлетний.

Обучающиеся в мастерской ученики, в особенности только что поступившие, сразу же начинали строгать, пилить, долбить, вязать рамы, а также делать стулья, столы, ящики, этажерки и шкафы, готовить масляные краски, красить, покрывать спиртовым лаком, точить на токарном станке разные вещи. Заказов поступало в мастерскую великое множество, поэтому мастерская стремилась наладить производство таких изделий, которые могли бы иметь больший сбыт среди местного населения. С этой целью стали выпускать гнутую мебель из черемухи, рябины, березы и других пород леса. Такая мебель была в то время особенно модной.

В списке изделий, изготовленных в мастерской школы, сообщалось, что с 1 мая 1888 года учениками было произведено 1048 предметов на сумму 1092 руб. 62 коп. В их числе были три горки для посуды, двести детских токарных игрушек, сто пятьдесят карнизов к окнам и дверям, пятьдесят девять стульев и скамеек, пять форм для изготовления «сыра», пять маслобоек, детская колыбель, комод, шесть классных столов, три киота для икон, шестьдесят девять гробов, две детские тележки, а также туалеты, умывальники с ящиком, двери, вешалки для платьев, этажерки и т. д. Подобный перечень изделий говорит о том, что наряду с детскими игрушками школа выпускала большое число изделий для хозяйственных нужд, принося, таким образом, практическую пользу. Это было выгодно и для самой школы: на вырученные средства приобреталось оборудование, улучшались условия проживания детей.

Школа постепенно набирала силу, рос ее авторитет. Все очевиднее становилась необходимость постройки собственного здания школы, создания новых учебных мастерских. К тому же средств, поступающих от Общества и земства, явно не хватало. Тогда-то и нашелся в Тотьме свой меценат, готовый поддержать благородное дело в финансовом отношении. Им стал Николай Ильич Токарев.

Уроженец Тотьмы Н. И. Токарев (1836—1916) был одним из тех русских людей, которые считали долгом своей жизни использовать накопленное состояние не столько в личных, сколько в общественных интересах. Свой капитал он приобрел, будучи купцом в Ростове-на-Дону, где и поселился, наезжая изредка в свой родной город5. Вращаясь в торговой среде, Н. И. Токарев часто посещал Москву, где познакомился с одним из замечательных людей русской художественной культуры — С. И. Мамонтовым. Благодаря ему он побывал в знаменитой усадьбе и художественных мастерских в Абрамцево, продукция которых произвела на него большое впечатление. К тому времени Н. И. Токарев поддержал уже многие культурные начинания: был назначен почетным блюстителем Тотемского училища, Пятовского начального училища в Тотемском уезде, делая значительные вклады на означенные учреждения. Учитывая большие материальные вклады Н. И. Токарева, ему было присвоено звание почетного гражданина города Тотьмы. Узнав о проекте создания Петровской ремесленной школы, он готов был без промедления вложить средства, и уже 31 июля 1896 года в Тотемское уездное казначейство поступили от него облигации, предназначенные на постройку нового здания школы, а также на квартирные ее преподавателям и ученикам. Он же взял на себя расходы по страхованию школьного имущества. Учитывая это, Н. И. Токарев был назначен почетным смотрителем Петровской ремесленной школы.

Официальное решение все еще находилось в верхах, и вот, наконец, 23 мая 1896 года было дано высочайшее повеление об открытии в Тотьме низшей ремесленной школы с наименованием ее «Петровской». 4 июня 1899 года по решению Государственного Совета школа была преобразована в «Петровскую ремесленную школу по игрушечному делу и вещам домашнего обихода», а 10 июля 1899 года состоялось ее торжественное открытие. Теперь же, когда вопрос об открытии школы был окончательно решен, постройка собственного здания школы стала первостепенной задачей. Первоначально школа размещалась в здании бывшего уездного училища.

В административном отношении Петровская ремесленная школа не была оторвана от общей системы народного образования России. Уже с самого открытия она находилась в ведении Санкт-Петербургского учебного округа Министерства народного просвещения и курировалась директором народных училищ Вологодской губернии. Обучение в школе велось подобно школам ремесленных учеников, в то время уже открытым в Архангельске, Нежинске, Туле, Чите и других городах России. Было предопределено, что Тотемская школа будет руководствоваться уставом Минской ремесленной школы.

Первым инспектором — учителем Петровской ремесленной школы — с 1 июля 1899 года был назначен Георгий Стефанович Серебряков.

Первоначальный состав преподавателей был невелик. Сам Г. С. Серебряков временно исполнял обязанности учителя искусств, и. о. учителя по общеобразовательным предметам был наставник учительской семинарии С. С. Закусев, учителем пения — Н. С. Любимов; Закон Божий вел священник о. Николай Патрушов. На должности врача находился А. В. Владимиров. Самым значительным событием первого учебного года стало создание при школе шести учебных мастерских. Руководителем столярной мастерской был назначен А. М. Михельсон, резной — Ф. М. Богданов, токарной — А. А. Афанасьев, корзинной — Ф. Н. Махаев, малярной — А. М. Чернышев, жестяницкой — М. И. Моисеев6.

Почетный смотритель школы Н. И. Токарев делал ежегодно взнос на нужды школы в размере 500 рублей. В целом на школу тратилось ежегодно 6695 рублей с добавлением еще 2900 рублей по необходимости.

Руководством школы был принят Устав. Основной целью школы, изложенной в ее Уставе, стало «сообщение учащимся знаний и умений, необходимых для образования хорошо подготовленных (по всем отраслям игрушечного дела и ремесел, связанных с ними) мастеров-игрушечников, способных развить в крае кустарное производство хорошо исполняемых игрушек, которые могли бы удовлетворить современным требованиям». Таким образом, ведущей отраслью Петровской ремесленной школы, как и ее предшественницы, — столярно-токарной мастерской, — оставалось производство игрушек и вещей домашнего обихода.

Детские игрушки делались по всей России. В XIX веке их производство стало делом частных предпринимателей, контролировавших деятельность тысяч кустарей в таких крупных центрах, как Москва, Петербург, Варшава, Рига и др. По своей доходности и никогда не прекращающемуся спросу игрушки зачастую оставляли за собой многие предметы торговли. Эти характерные свойства игрушечного дела подметил один из учредителей школы — Н. И. Токарев: «Пока будут дети, до тех пор будет спрос на игрушки, а потому игрушечное дело, правильно поставленное, всегда будет давать заработок, обеспечивающий быт кустарей»7.

Создатели Петровской школы, помогая детям открывать поэтический мир народного искусства, опирались на основы педагогической науки и прежде всего обращали внимание на роль игрушки в формировании и развитии мировоззрения, нравственных и эстетических наклонностей ребенка в разные периоды его воспитания. Именно поэтому те игрушки, которые выпускались учениками этой школы, подразделялись на игрушки-забавы для раннего возраста; игрушки, воспроизводящие действительную жизнь, — для среднего возраста и игры (одиночные и групповые); для наиболее старшего возраста. Такая классификация была создана, исходя из определенной задачи: чем более игрушка возбуждает деятельность у ребенка, чем послушнее она его фантазии, тем больше она соответствует своему назначению. Кроме этого, в школе делали еще один тип игрушки, который можно отнести к учебным пособиям: это игрушки — иллюстрации к сказкам, былинам, басням, выполненные в традиционном русском стиле по собственным рисункам или по рисункам известных художников.

С момента вступления в должность Г. С. Серебряков с большим энтузиазмом занялся приобретением оборудования для мастерских вверенного ему заведения. Не найдя в магазинах Петербурга и Москвы инструментов, необходимых для производства игрушек из листовых материалов, Г. С. Серебряков выписал их по каталогу известных немецких фирм из-за границы. Уже в декабре 1899 года им были заказаны из Баварии и Саксонии готовальни, жестяницкие инструменты и машины. Принимая во внимание, что школа была открыта в столь небольшом городке, как Тотьма, фирмы предоставили свой товар бесплатно. По ходатайству Г. С. Серебрякова был организован их беспошлинный провоз через таможни Санкт-Петербурга и Ревеля.

Г. С. Серебрякову принадлежит большая заслуга в деле организации учебных мастерских, налаживания учебно-производственного процесса и досуга учащихся. Читая его почти ежедневную переписку с директором народных училищ Вологодской губернии, нельзя не удивляться неутомимой энергии этого человека, постоянно вымаливавшего то помещение для сушки леса и хранения изготовленных учениками изделий, то деньги на содержание школьного дома внаем, то разрешение открыть при школе склад книг, учебных пособий и организовать бесплатную раздачу их ученикам. Словом, много было всяких просьб на первых порах. Часть из них удовлетворялась, а некоторые вызывали даже раздражение, о чем ему так и заявляли: «Прошу по пустякам не беспокоить». С большим трудом он выпрашивал жалованье для преподавателей, денежные пособия на учеников. В случае крайней необходимости Г. С. Серебряков смело обращался к вологодскому губернатору, например, с просьбой предоставить школе типолитографический станок (вместо него получил гектограф). Когда же дело касалось учеников, Г. С. Серебряков посылал телеграммы. Уже в январе 1900 года он просит разрешить не только бесплатное обучение учеников первого года обучения, но оплатить также и другие повседневные расходы, поскольку «нынешний контингент во вверенной мне школе чрезвычайно беден». Действительно, плата за обучение ни с кого не взималась, но требовалось немало средств на другие нужды. Г. С. Серебряков, не скрывая всего этого, писал: «...приходя в 7 часов утра и уходя из нее зачастую в 10-11 часов ночи, я отлучаюсь из школы лишь на обед; вечерний и утренний чай имею с учениками, коих частью пою на земский счет, частью на свой»8. Благодаря неиссякаемой энергии Г. С. Серебрякова при школе были созданы учительская и ученическая библиотеки. Список книг для них включал русские и иностранные издания, альбомы и атласы по плетению корзин, жестяницкому и токарному делу. В школе был организован ученический хор, который пел в Богоявленской церкви.

Обучение в школе продолжалось в течение всего года за исключением рождественских, пасхальных и летних каникул (последние были с 10 июля по 15 августа). Занятия начинались с 1 сентября. С 1 мая по 15 июня и с 15 августа по 1 сентября проводились исключительно практические занятия в мастерских.

До постройки нового здания учителя и руководители мастерских нанимали квартиры; деньги на оплату жилья поступали из средств Н. И. Токарева. Некоторые ученики тоже жили на квартирах в подгородних деревнях. Обсуждая вопрос о возможности с пользой проводить рождественские и масляничные вакации, педсовет решил уже в первые годы работы школы устраивать для учеников елку и ученические спектакли.

Расписание годичных испытаний в Петровской ремесленной школе за первый год обучения в мае 1900 года включало русский язык, арифметику, Закон Божий, столярное, корзинное, жестяницкое, малярное дело, техническое черчение с геометрией, рисование, чистописание и пение. Помимо преподавателей школы, экзамены принимали настоятель Тотемского Спасо-Суморина монастыря архимандрит Афанасий, инспектор народных училищ Н. Благов, директор учительской семинарии Н. Я. Соболев, городской глава А. М. Кокорев, председатель земской управы В. Т. Попов и уездный исправник В. Е. Введенский. Ими же был произведен осмотр практических работ в мастерских, которыми все остались очень довольны.

Между тем вопрос о постройке нового здания школы становился все более безотлагательным. Первоначально школу предполагалось строить по течению реки Царевы — на берегу или же на речке Томанге при казенном перевозе недалеко от Царевской Воскресенской церкви. Однако затем приняли решение строить школу на берегу Сухоны. Крестьяне Пятовской волости на собрании сельского схода вынесли приговор о бесплатной и вечной уступке надельной земли под названием «Першино», принадлежавшей жителям деревни Корепово. Определившись с местом постройки, Н. И. Токарев выделил значительную сумму на приобретение строительных материалов9.

17 января 1900 года Н. И. Токарев направил управляющему промышленными училищами Министерства народного просвещения докладную записку с приложением проекта здания школы, составленного гражданским инженером М. Соколовым, и сметы на ее постройку. Практически все расходы на строительство школы по прилагаемому плану, приобретение и установку паровой машины для приведения в действие станков мастерских, электрического освещения Н. И. Токарев взял на себя. Первоначальные расходы составили 24000 рублей. Он также просил разрешения лично руководить строительством или же назначить его председателем избранной в Тотьме строительной комиссии.

Находясь почти постоянно в Ростове-на-Дону по делам службы, Н. И. Токареву трудно было вести наблюдения за строительством школы. Поэтому 22 мая 1900 года он приехал в Тотьму и просил Г. С. Серебрякова принять на себя лично наблюдение за работами, разъезды по городам для закупки и заказа инструментов и машин. С ним он постоянно поддерживал контакт: посылал письма и телеграммы, переводил деньги для очередного расчета. В 1900 году на средства Н. И. Токарева был приобретен кирпичный завод для выделки кирпича на постройку школы, разобраны и перевезены на школьное место соляные амбары из села Варницы, начата заготовка леса, извести и прочих строительных материалов.

Г. С. Серебряков, став доверенным лицом Токарева, высылал в Ростов-на-Дону телеграммы, иногда срочные: «Лес кладут требуют расчет денег нет Илья запил переведите телеграфом нужно свозить варницы». Обратно получал подтверждение: «Перевел триста употребите перевозку варниц кирпича Токарев». Из этих же денег был произведен расчет с крестьянином Алексеем Тропиным за вывозку 122300 штук кирпича на Кореповское поле. Также Токарев безотлагательно переводил деньги на перевозку амбаров, сараев, конюшни, на заготовку дров. Наконец, предварительные работы были сделаны. Наиболее активное участие в строительстве школы принимали крестьяне Вожбальской и Пятовской волостей, привозившие к месту школы камень и глину. Теперь дело было за решением сверху.

Проект здания школы все еще находился в Министерстве внутренних дел. Н. И. Токарев нервничал: «Торопите план за мной нет остановки». С нетерпением ожидая решения, он телеграфировал Серебрякову: «Где план думаю поехать Петербург поторопите кому обратиться». Серебряков реагировал немедленно: «Планы отправлены еду Петербург 5 июня буду Москве Метрополь приезжайте».

Решение сверху пришло очень быстро: никто не чинил особого препятствия строительству школы, поскольку она строилась на частные средства. Н. И. Токарев был назначен председателем строительной комиссии, к тому же Тотемская лесная управа решила предоставить лес для постройки школы бесплатно. 15 декабря 1901 года была утверждена строительная комиссия по постройке здания Петровской ремесленной школы в следующем составе: председатель — Н. И. Токарев, члены комиссии: директор Тотемской учительской семинарии В. Е. Введенский (он же в случае отсутствия председателя заменял его), член Тотемской земской управы Д. В. Попов, а также от Городской думы — купцы второй гильдии М. И. Киренков и П. И. Мишуринский, от школы — Г. С. Серебряков10.

Тем временем занятия в Петровской ремесленной школе продолжались. С сентября 1900 года начался новый учебный год. При школе действовали уже семь мастерских, первый и чертежный классы, библиотека. Все они и склады помещались все в том же старом деревянном здании. Классы освещались керосиновыми лампами.

На 1900—1901 годы были выработаны новые программы и учебные планы. Программа работ корзиночной мастерской была рассчитана на четыре года. В первом классе она включала технологию обработки ивового прута, изготовление из него простых предметов домашнего обихода: базарной корзины, дорожного баульчика, ажурной заплечной корзины для переноски хлеба и овощей. Программа второго класса включала плетение более сложных предметов из шейна, например, круглой или четырехугольной сухарницы, хлебницы, а также изготовление гнутых из камыша газетницы, корзины для бумаги, рога изобилия из соломы и т. д. В третьем классе предполагалось овладение достаточно сложными навыками: изготовление корзины для цветов и конфет с более сложным рисунком и формой, а также люлек, этажерок, стульев, диванов из ивы. Учебный план первых трех классов включал посещение уроков русского языка, арифметики, рисования, черчения, шрифтологии, токарного, столярного, резного, живописно-малярного, корзиночного дела, счетоводства и по субботам — Закона Божьего.

День начинался в 6.30 утра. После завтрака с 7 до 10 часов шли уроки, с 10 до 10.50 была перемена на чай, а с 13 до 14.30 — обед и отдых; с 17 до 17.30 — «паужин» (полдник) и в 19 часов — ужин. С 19 до 21 часа летом и до 22 часов зимою в классах выполнялись чертежи, разрешалось чтение книг. День заканчивался общей молитвою. В 22 часа все отправлялись спать.

Четвертый год обучения предполагал только практические занятия с понедельника до субботы. В той же корзиночной мастерской ученики выполняли самые сложные заказы — кресло, кресло-качалка, диван, кушетка, будка для купания, беседка, ширма, стол из бамбука или камыша — со сложными и нередко затейливыми узорами.

Программа токарной мастерской также включала постепенное изучение дела и изготовление ножек для столов, кресел, пеналов, бочонков, мелких и глубоких тарелок, кружков под хлеб, ларей. В резной мастерской изучали плоскостную резьбу, выжигание.

Будучи не в состоянии вести всю административную работу и одновременно преподавать в школе, Г. С. Серебряков просил о назначении на должность учителя искусств «ученого рисовальщика» Федора Ивановича Лашина, недавно окончившего Строгановское высшее художественно-промышленное училище в Москве. Получив отказ от дирекции народных училищ Вологодской губернии, неудовлетворенной образовательным цензом Лашина, Г. С. Серебряков обратился с той же просьбой вторично, подчеркивая, что «...для производства изящных игрушек нужен не технический чертеж, тщательно разработанный во всех своих деталях, а удачно спроектированные и художественно раскрашенные изображения игрушки в перспективе (для чего нужен не учитель — специалист по столярному и слесарному делу, а учитель с художественным образованием)»11. И он добился своего: с марта 1901 года Ф. И. Лашин уже вел черчение в школе. В его лице, как потом оказалось, школа приобрела прекрасного рисовальщика, опытного педагога и хорошего руководителя мастерской.

Лучшие работы учеников школьных мастерских собирались, и постепенно при школе был создан небольшой музей. Он посещался местными жителями и заезжими гостями, оставлявшими свои записи в особой «Визитационной книге». 3 октября 1900 года музей посетили архимандрит Афанасий, городской голова А. М. Кокорев, председатель уездной земской управы В. Т. Попов и члены обеих управ. Они выразили похвалу хорошей постановке дела и пожелали школе дальнейшего процветания. Однако, несмотря на успехи школы, директор народных училищ Вологодской губернии М. Демков отклонил просьбу Г. С. Серебрякова разрешить принимать участие в выставке кустарных ремесел в Санкт-Петербурге в 1901 году, считая, что школа еще не готова к столь ответственным мероприятиям. К счастью, позже выяснилось, что ее открытие отложили до марта 1902 года. Это дало возможность повторить ходатайство, на этот раз получившее положительный ответ.

Успехи учащихся Петровской ремесленной школы становились все заметнее. 11—15 июля 1901 года в помещении школы состоялась первая городская выставка, на которой были представлены 230 ученических работ. В отделе резьбы по дереву размещались письменные приборы, подсвечники, вырезанные из дерева плоды, красиво орнаментированные зеркальные рамки и детские игрушки. В столярном отделе особенно выделялась модель винтовой лестницы, скамейки, табуретки, мелкие вещи и все те же игрушки. В помещении школы постоянно толпился народ. Почти все работы, за исключением тех, что были оставлены при музее, и тех, что предназначались для экспонирования в Санкт-Петербурге, были распроданы нарасхват в первые два часа работы выставки. На второй день ее посетил вологодский губернатор, сделавший заказ на несколько вещей. Чуть позже появился и первый отзыв о выставке в газете «Северный край». Ее автор, некий А. Ф., отмечал, что за два года школа успела добиться многого: «Судя по выставленным работам всех мастерских, ученики сознательно усваивали свое ремесло, причем все работы отличаются точностью и чистотой, и большинство их обращает на себя внимание изяществом и художественностью исполнения». Это отрадно было читать, поскольку все лучшие работы были выполнены детьми из крестьянских семей. Г. С. Серебряков объяснял это тем, что выросшие в суровых условиях тяжелого труда ученики-крестьяне отлично понимали, что ремесло даст им в будущем не только кусок хлеба, но и возможность обучить такому же ремеслу и членов их семей12.

22 августа 1901 года на заседании педагогического совета школы Н. И. Токарев, Г. С. Серебряков, о. Николай и Ф. И. Лашин обсудили текущее строительство нового здания школы, уточняя расположение на плане магазина готовых изделий, музея, склада товаров, квартир для преподавателей и т. п. Постройка здания все еще продолжалась, поэтому школе все труднее было размещаться в старом здании. С 6 октября 1901 года было решено перевести классы, по предложению тотемского купца А. В. Попова, в недавно отремонтированную бывшую гостиницу «Петербург».

В 1900 году Министерство народного просвещения, желая получить сведения о том, в каких местностях желательно открытие школ по корзиночному делу, а также в интересах лучшей постановки профессионального образования, распространило программу-анкету, которую предлагалось заполнить всем ремесленным школам. Анкета, заполненная Г. С. Серебряковым, как бы подытожила работу школы за 1899—1901 годы. В ней сообщалось, что за два года в школе обучалось 37 детей: в 1899 году — 20, в 1900-м — 17. Всего было 16 детей городских жителей; в 1899 году их было 9, в 1900-м — 7. Из крестьян Тотемского уезда в 1899 году было 11 учеников, в 1900-м — 10. Число преподавателей — 7, а также 5 мастеров.

Анкета представляла собой важный документ, поскольку в ней нашло отражение состояние школы. В ответ на вопрос, «какими причинами вызвано открытие училища в данной местности», Г. С. Серебряков сообщал: «Постановлением земства и города, ввиду отсутствия в данной местности ремесленников, тип школы (игрушечной) создан по желанию жертвователя из Ростов-на-Дону купца Н. И. Токарева». Далее он сообщал о деятельности мастерских. Общие знания давались в объеме курса двухклассного городского училища, прикладные знания — в объеме реального училища с пятилетним курсом. По окончании первого года обучения ученики получали звание подмастерья, а через два года — звание мастера школы. Предполагалось после окончания ими школы организовать из них общество кустарей, которое бы получало заказы, сбывало их через школу, устраивало воскресные собеседования кустарей, летнюю школьную выставку их изделий. Кроме того, планировалось создание для них специальной мастерской, поэтому школа ходатайствовала о предоставлении дешевого кредита для ее оборудования.

7 августа 1901 года Тотемская уездная земская управа, желая помочь развитию в крае кустарных промыслов, просила Г. С. Серебрякова предоставить сведения о состоянии этих промыслов, а также указать меры к поднятию их на должную ступень развития в Тотемском уезде. Г. С. Серебряков, детально обследовав состояние кустарных промыслов в крае, пришел к выводу, что развивать и поддерживать в уезде надо только два промысла, продукция которых могла бы найти хороший сбыт среди местного населения: корзино-плетьевой и гончарный. С целью улучшения гончарного производства он предлагал в будущем устроить для взрослых кустарей на Кулое шестинедельные курсы, программа которых включала бы изготовление изделий более изящной формы под руководством опытных мастеров, ознакомление кустарей с различными сортами глины и т. д.

Тотемская уездная управа высоко оценила заслуги Г. С. Серебрякова и летом 1901 года ходатайствовала об отправке его в Германию для изучения общей постановки кустарно-фабричного корзинного и гончарного дела за рубежом.

В сентябре 1901 года Г. С. Серебрякова избрали Почетным членом Уездного попечительства о детских приютах. При Тотемской тюрьме им была организована мастерская по изготовлению корзин.

Однако Г. С. Серебрякова и воспитанников школы ожидало серьезное испытание. В марте 1902 года в Санкт-Петербурге предполагалось открытие Всероссийской кустарно-промышленной выставки, и к ней стали готовиться задолго.

Школа продолжала существовать на средства, выделяемые земством и Н. И. Токаревым. В 1901 году было утверждено пособие имени Н. И. Токарева на содержание общежития при школе, предназначенное ученикам из крестьянского сословия. Помимо этого, все они считались земскими стипендиатами: им выдавались бесплатно принадлежности для рисования и черчения, приобреталась сезонная одежда. В 1902 году в Петровской ремесленной школе было 62 ученика, но общежитие при школе было рассчитано на 20 человек. Это было вызвано необходимостью дать беднейшим ученикам, преимущественно сиротам, возможность поступать в школу, в которой они обучались бы ремеслу, способному впоследствии дать им средства к существованию. Но на самом деле в нем проживало 25 учеников, и еще 5 человек — очень бедных учеников из живущих в городе — пользовались при общежитии столом. Обычно ученикам давали обед, состоящий из двух блюд (супа с мясом и каши), и ужин, представлявший собой остатки от обеда. Хлеб, капусту и другие продукты закупали в местных магазинах Пестова и Киренкова. Со временем встал вопрос, как прокормить еще 15 человек, чтобы спасти их от недоедания. В 1903 году число учеников увеличилось до 80 человек, поэтому уездное земское собрание увеличило пособие от земства еще на 300 рублей.

Учиться в Петровскую школу шли дети крестьян, а также мещан, но преимущественно дети бедняков. Дети же сравнительно более зажиточных родителей стремились поступить в городское училище и учительскую семинарию. Плата за обучение в школе по-прежнему не взималась. На пособие бедным ученикам из крестьян земство отпускало 400 рублей и еще 415 рублей отпускалось городом и земством на содержание общежития13. В школе обучались только мальчики, однако в 1902 году Городская управа возбудила ходатайство об открытии в школе отделения для девочек для обучения их какому-либо ремеслу.

Между тем в истории школы произошли изменения. В марте 1902 года инспектором-учителем Петровской ремесленной школы был назначен Николай Николаевич Сержпинский (1873 г. р.). После окончания Череповецкого Александровского технического училища, приобретя специальность инженера-технолога, он некоторое время работал в Москве, откуда и был приглашен в Тотьму. Г. С. Серебряков, по-видимому, получил повышение по службе и был переведен в одно из учреждений Санкт-Петербурга.

По-прежнему большие средства на устройство школы выделял Н. И. Токарев. Местное земство по достоинству оценило заслуги почетного гражданина города Тотьмы, приняв решение увековечить имя этого замечательного человека. С этой целью 5 октября 1904 года состоялось торжественное заседание, на котором Н. И. Токарева чествовали за его громадные пожертвования и личные труды по устройству здания школы. На нем присутствовали Л. Н. Дилакторский, В. Ф. Зейдлер, Д. В. Попов и Н. Н. Сержпинский. 6 октября 1904 года Тотемская уездная земская управа «в память сооружения здания Петровской ремесленной школы в городе Тотьме и обеспечения существования означенной школы на пользу Тотемского края» учредила две стипендии по 60 рублей для беднейших учеников из крестьян Тотемского уезда и ходатайствовала о присвоении им имени Н. И. Токарева.

Петровская ремесленная школа вначале состояла из крестьянских детей только Тотемского уезда. Однако популярность школы давно уже распространилась за пределы уезда, и в школу стали поступать прошения не только от крестьян, но и от псаломщиков, просфорников, отставного унтер-офицера из крестьян Никольского, Великоустюгского и Усть-Сысольского уездов с просьбой принять в школу их детей. В большинстве случаев их просьбы удовлетворялись.

Школа устраивала ежегодные выставки не только в Тотьме, но и в Вологде, Архангельске. Оригинальные и самобытные работы ее учеников поощрялись грамотами и медалями. В 1903 году на областной выставке северных кустарей в Ярославле школа получила свидетельство о ее награждении большой золотой медалью Ярославским обществом сельского хозяйства за отличные ремесленные изделия. В том же году на Первой передвижной учебно-показательной выставке для ремесленников и кустарей в Петербурге «за рациональную постановку обучения ремеслам и за отлично исполненные резные изделия» школа получила еще одну золотую медаль.

Однако настоящее признание заслуг школы, ее преподавателей и учеников пришло немного позже. 24 января 1904 года в Санкт-Петербурге в Таврическом дворце состоялась Международная научно-промышленная выставка «Детский мир». Постановлением Международной экспертной комиссии школа была удостоена золотой медали «за школьную подготовку игрушечников-ремесленников, способствующих распространению художественного вкуса среди кустарей». Особенную популярность получили деревянные изделия серии «Из сказочного мира»: избушка на курьих ножках, Иванушка-дурачок, а также резные шкатулки и коробки. Было отмечено, что «они носят своеобразный народный характер и являются совершенно чем-то новым». Успех превзошел все ожидания. В Петербурге сразу же поступили заказы от правления «Общества помощи ручному труду», от Московского Товарищества торговли артельными кустарными товарами «Союз». «Петербургское попечительство о домах трудолюбия и работных домах» просило прислать программные работы по резному делу и по изготовлению изделий из жести. «Петербургское общество для содействия русской промышленности и торговли» просило выслать раскрашенные деревянные изделия: четырех драконов, голову из «Руслана и Людмилы», шесть богатырских коней, двух медведей и двух уток.

Восторженные посетители выставки сделали множество заказов. Уже после отъезда в Тотьму в школу стали поступать письма и телеграммы с просьбой как можно скорее прислать готовые образцы игрушек. Продолжая обучение в школе, ученики не успевали их изготавливать. Недовольные несвоевременной отправкой, некоторые заказчики писали по несколько раз, настойчиво требуя прислать им игрушки. Но пересылку затрудняли плохое сообщение, отдаленность от железной дороги — приходилось ждать открытия навигации по Сухоне14.

Выставка способствовала тому, что оригинальные работы учеников Петровской школы сразу приметили частные предприниматели, усмотревшие в тотемских игрушках большую выгоду. Один из них А. Д. Погрузов, увидев на выставке объявление «Продано Вятскому губернскому земству», писал Н. Н. Сержпинскому: «Мало чести для Вас...», и предложил организовать выставку за границей.

Многочисленные посетители школы не могли оставаться равнодушными также и к прекрасным экспонатам ее музея. А. В. Луначарский, находившийся в 1904 году в Тотьме в ссылке, описывал ее как «очаровательный узорный город». Сделал он свою запись и в «Визитационной книге» школы15.

Все очевиднее становился вопрос о скорейшем открытии нового здания школы. Благодаря Н. И. Токареву постройка здания в августе 1904 года была завершена, и тогда же оно было освящено. Школа переехала в новое здание. К этому времени стоимость здания достигла 80000 рублей.

Для такого небольшого города, как Тотьма, Петровская ремесленная школа представляла собою великолепное и грандиозное сооружение. Каменное трехэтажное здание, расположенное на высоком берегу Сухоны, состояло из двух находящихся под прямым углом корпусов. Фасад, обращенный к набережной, составлял в длину 18 сажен при ширине 8 сажен, второй корпус был расположен внутри дворового участка, со двора к нему примыкало одноэтажное котельное помещение. Совершенно потрясающим было то, что при школе действовал водопровод и было устроено электрическое освещение. В подвале здания для центрального отопления были установлены калориферы толщиной в четыре кирпича, первый этаж был построен в три с половиной кирпича, второй — в три и третий — в два с половиной кирпича. После открытия школы проводились незначительные доделки. 12 июня 1906 года инженер строительного отдела Вологодского губернского правления В. А. Альберти, произведя технический осмотр здания школы, с удовольствием констатировал, что оно выстроено «весьма удовлетворительно, красиво и из материалов надлежащего качества и во всем согласно утвержденного проекта»16.

Между тем изделия школы становились все более популярными. В 1905 году на Второй передвижной учебно-показательной выставке в Петербурге школе был вручен диплом признательности «за любезное участие в выставке»17.

Слава о Тотемской школе перешагнула за пределы России. В 1905 году на Международной выставке в Льеже (Бельгия) школа была удостоена «Гран-при». Тотемские игрушки стали известными в Берлине, Париже и в Нидерландах.

В 1906—1907 годах на службе при школе состояли: инспектор-учитель Н. Н. Лашин, учитель по общеобразовательным предметам В. В. Томилов, законоучитель о. Николай, а также руководители мастерских: А. М. Михельсон, резной — Д. М. Васильев, токарно-столярной — А. А. Афанасьев, жестяницкой и кузнечно-слесарной — В. Н. Шестаков (он же заведовал машинным отделением), корзиночной — П. Ф. Медведев, Ф. И. Лашин руководил живописно-малярной мастерской.

В списках учащихся числились одиннадцать детей из мещанского сословия, двадцать из крестьян, а также дети трех псаломщиков, двух губернских секретарей, коллежского асессора, надворного советника, чиновника, потомственного почетного гражданина. Судя по ведомостям, наиболее успешно учились крестьянские дети. Поскольку в школу стали поступать ученики из разных уездов, то, помимо прежних пособий и стипендий, дополнительно школа получала две стипендии от Великоустюгского уездного земства и пособие от общества «Помощь»18.

В 1906 году состоялся очередной выпуск учащихся. Столярная мастерская подготовила двенадцать мастеров, токарная и резная — по четыре, живописно-малярная — двадцать, корзиночная — десять, жестяницкая — одиннадцать. Выбыло по разным причинам тридцать человек, в следующие классы переведено 48 человек.

11 декабря 1904 года при Петровской ремесленной школе было открыто женское отделение. Практические занятия вел Н. Н. Сержпинский. В 1907—1908 годах при нем обучалось шестнадцать девочек. Девять из них занимались в резной мастерской, девять — в корзиночной; помимо этого, все они обучались кройке, шитью и домоводству. В живописной мастерской они вышивали по тканям, преимущественно по бархату, делали рисунки для подушек.

В 1908 году число учащихся увеличилось: их было 118 человек (в 1907 году — 98). К этому времени в школе состоялось шесть выпусков: всего, без учета отчисленных по неуспеваемости и иным причинам, окончило курс 54 человека. Интересна их судьба. Одиннадцать из них стали мастерами ремесленных классов и отделений при учебных заведениях Министерства народного просвещения, трое — мастерами при домах призрения малолетних детей, двенадцать остались при школе, четверо стали работать дома, двенадцать — в частных мастерских Архангельска, Вологды, Ярославля и Москвы19.

В 1908 году, совершая поездку по Вологодской губернии с целью обнаружения месторождения нефти, один из служащих Вологды Б. Безсонов не мог не отметить оригинальность поделок учеников Петровской школы: «Приходится удивляться работам учеников, попавших в рисовальный класс прямо из деревни и через год уже ловко владеющих кистью и очень удачно справляющихся с красками. Весьма интересны те экспозиции, которые делают на заданную тему ученики старших классов, в них проглядываются самобытность и индивидуальность каждого работающего, видно, что обучение не сводится здесь к точному рисованию с оригиналов да вырисовыванию в тетрадках кружков и линеечек, а напротив, тут сумели рисованием заинтересовать учащихся и каждому дать свободу идти своей дорогой, лишь наблюдая за направлением, намечая его и не давая сбиваться в сторону». Так же восторженно Б. Безсонов отзывался о музейной экспозиции, отметив особо жестяные изделия и очень изящные резные вещи, модные тогда, с раскраской и живописные, мебель и пр. Его внимание привлекло собрание старинных вещей и тканей, а также чрезвычайно интересно вышитый кокошник с двуглавым орлом наверху. «Вообще, — заключил он, — школа производит отрадное впечатление: видно, что лица, ею заведующие, вкладывают в свой труд много любви к делу, не ограничиваясь только отбыванием своих обязанностей, стараются заинтересовать учеников работою и этого достигают. Приятному впечатлению способствует немало и место, занимаемое школой, — на высоком берегу с широким видом на Сухону и бесконечную даль противоположного берега, а также и само здание, которое сделало бы честь и не такому городу, как Тотьма»20.

К 1909 году в Петровской ремесленной школе состояло 98 учеников: 78 мальчиков и 20 девочек.

В 1909 году в Казани состоялась Международная выставка, на которой школа получила диплом и большую золотую медаль «За художественное исполнение ученических работ, резных, столярных, токарных и корзиночных изделий». В 1910 году школа принимала участие в сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке в Вологде и на областной Южно-Русской сельскохозяйственной и кустарной выставке в Киеве.

В 1909 году по решению правления Петровской ремесленной школы, в которое входили Н. И. Токарев, В. Е. Введенский, А. М. Киренков, Ф. И. Лашин и П. А. Мужиков, были утверждены ремесленная и игрушечная мастерская. Была запланирована постройка здания мастерской. В том же году Н. Н. Сержпинский докладывал попечительскому совету, что школа выполнила основную задачу — подготовку опытных и умелых кустарей. Но вторая задача, стоявшая при создании школы, — насаждение в крае кустарного производства — осталась невыполненной, так как окончившие школу поступали в учебные заведения и уходили к частным хозяевам вдали от родины, поскольку не имели средств на оборотный капитал для приобретения материалов и инструментов. К тому же спрос на их изделия со стороны местных жителей был незначительным. Учитывая, что прием в школу происходил в возрасте 12—16 лет, а окончание ее — к 16—20 годам, Н. Н. Сержпинский предлагал не отпускать окончивших школу мастеров, а удерживать их до 25 лет при особой мастерской, деятельность которой хорошо было бы расширить. Это помогло бы мастерам заработать средства, необходимые на покупку инструментов, закрепить приобретенные ими навыки в изучаемом ремесле, дать окончившим возможность ориентироваться при вступлении в самостоятельную жизнь и «уберечь неокрепших мастеров от раннего знакомства с развращенной средой частных промышленных заведений».

В 1911 году школа продолжала принимать активное участие в выставках: в августе — в Нарве, в декабре — в залах Императорской Академии художеств в Петербурге и в Киеве. В 1912 году пришло приглашение принять участие в выставке в Париже.

Затейливые, оригинальные игрушки получили отклик в 1912 году в столичном журнале «Нива». Автор статьи с удивлением писал: «...как ученики, а в особенности ученицы, — дети, не имевшие до поступления в школу никакого представления о рисовании и черчении, — быстро усваивают то и другое». Особый интерес, по его мнению, представляли шахматные фигуры, изображающие древнерусских воинов, затейливые раскладные домики с целым лесом елей, всевозможные звери, фигурки, щелкунчики для орехов, изящные ларцы, канделябры, люстры — вот тот далеко не полный перечень всех предметов, которыми так прославилась Петровская школа. Тотемские изделия достойны были конкурировать с продукцией любых других ремесленных центров, однако отсутствие постоянных путей сообщения продолжало затруднять сбыт игрушек даже в центральные районы России. Автор статьи справедливо отмечал: «Тотьма — ремесленно-игрушечный центр России, русский Нюрнберг»21. Сравнение с далеким немецким городом не случайно: Нюрнберг славился своими игрушками, однако по своей цене они были доступны не каждому.

В 1913 году Н. Н. Сержпинский был направлен на лечение в Петербург, и дальнейшая его судьба пока неизвестна. Инспектором-учителем Петровской ремесленной школы был назначен Ф. И. Лашин.

Федор Иванович Лашин родился в 1876 году в Дмитревском уезде Курской губернии в крестьянской семье. С детских лет проявив необычайные способности в рисовании, он был направлен в Москву, где окончил Строгановское художественно-промышленное училище. В 1900 году был назначен учителем искусств в Петровскую школу, принимал активное участие в строительстве нового здания школы.

При Ф. И. Лашине значительно увеличился преподавательский состав школы, произошли изменения в составе мастеров. Помимо Н. И. Токарева, Патрушова, Томилова, Шестакова, Михельсона, Васильева, Афанасьева, Макарова, Соболева, руководителями мастерских были назначены: резной — К. В. Макарова, малярными — Л. Ф. Сысоева и Н. А. Лыщев, слесарной — И. П. Бугдышев, кузнечной — Д. Н. Черняев, чеканной — А. Молоковский, кружевной — А. Д. Тельчинова. Учителем пения был Н. В. Жилин, письмоводителем — С. И. Антуфьев, врачом — П. М. Кулепетов, фельдшером — В. А. Пекутовский, машинистом — Климов. Надзирателем женского отделения стала О. А. Пупышева.

В сословном отношении ученики школы распределялись так: детей дворян и чиновников было 6, почетных граждан — 3, детей фельдшеров — 2, мещан — 35 и крестьян — 7422.

В 1912—1913 годах школа получала стипендии от Великоустюгской и Усть-Сысольской уездных земских управ, поскольку они направляли своих детей в школу. В 1913 году присяжный поверенный Евграф (фамилия неизвестна) оставил следующие впечатления: «Если бы по лицу нашей родины было побольше таких школ и таких руководителей, какого я имел честь встретить, то можно было бы надеяться на возрождение искусства на Руси в той форме и виде, как об этом мечтают художественные умы. Действию жизни, как учреждению, так и руководителям его, сумевшим в глуши лесов создать такое дело, — место на широком просторе мировой культуры»23. Ежегодно в здании производился ремонт, финансируемый попечительским советом. Большие средства продолжали вкладывать Н. И. Токарев, А. М. Киренков (теперь уже городской голова) и др.

В 1911 году возросли контакты с магазинами Санкт-Петербурга, откуда в основном и поступали заказы на изделия. Школа получала от этого немалую выгоду, да и сами учащиеся были заинтересованы, поскольку они получали вознаграждение в размере 30% от стоимости каждой работы.

В 1916 году учениками мастерской было изготовлено изделий на сумму 4992 руб. 25 коп., из них в магазин школы попали изделия на 3592 руб. 88 коп., и изделий для школы было изготовлено на 333 руб. 12 коп. Выручка от продажи изделий в магазине составила 1843 руб. 19 коп. При школе регулярно устраивалась выставка.

В 1916 году умер Н. И. Токарев. Он похоронен в Спасо-Суморином монастыре. Однако пособия продолжали поступать на 38 человек от Тотемского уездного земства.

Школа не стояла вне событий общегосударственного значения. В годы Первой Мировой войны, в январе 1916 года, при школе были открыты краткосрочные курсы ремесла для воинов-инвалидов по нескольким производствам: иконописному, живописному, малярному, корзиночному, а также по лужению, паянию, работам из жести, литью из гипса, резьбе по дереву, черчению планов и по изготовлению изделий из бумаги и различных игрушек. Об этом было объявлено по всем волостным правлениям, училищам и церквам. Запись проходила до 15 февраля.

Не стояла школа и вне забот собственного края. В апреле 1916 года ввиду раннего наступления весны крестьяне многих деревень уже приступили к пахоте под яровые хлеба. Во многих семьях мужчины были призваны на фронт, поэтому руководство школы приняло решение отпустить нескольких учеников для помощи их семьям досрочно на летние каникулы24.

В июле 1917 года Петровская ремесленная школа была преобразована в «Петровское ремесленное училище по изготовлению игрушек, учебных пособий и вещей домашнего обихода». В училище продолжали обучаться и мальчики и девочки. Предметами обучения по-прежнему служили столярное, жестяное, резное, живописно-малярное, кузнечно-слесарное, корзиночное и рукодельное ремесла. Новым стало чеканное дело, а при живописно-малярной мастерской было открыто отделение по изготовлению изделий из папье-маше и гипса. Обучение в школе продолжалось четыре года. Школа обращала серьезное внимание на художественный уровень изделий, чем и ценна всякая игрушка и вещи домашнего обихода.

Произошла реорганизация штата школы. Вместо инспектора-учителя были учреждены должности управляющего школой, заведующего художественной частью мастерских, заведующего магазином, заведующего складом, преподавателя рисунка и лепки, преподавателя физики и химии. Учебные предметы составляли: Закон Божий, русский язык, арифметика, геометрия, география, история, естествознание, чистописание, черчение, рисование. Занятия в школе вели также учителя и надзиратели. Правда, из-за того что некоторые учителя были призваны на войну, произошли изменения. Слесарно-кузнечная мастерская выполняла оборонные заказы, а также осуществляла ремонт сельскохозяйственной техники для нужд местного населения.

После Октябрьского переворота 1917 года в деятельности школы произошли изменения. 20—24 января 1918 года здесь состоялся 1-й уездный съезд Советов. Школе было дано новое название: «Седьмая трудовая школа». Финансирование стало осуществляться из средств Вологодского отдела народного просвещения. При школе была организована столовая, на устройство которой выделялось для учащихся 2500 рублей. Помимо этого, школа имела выручку от продажи ученических изделий, все еще поступали заказы на изготовление письменных столов, шкафов, стульев, ящиков и сундуков.

Произошли изменения и в преподавательском составе. В сентябре 1918 года председателем педсовета был назначен Ф. И. Лашин, товарищем председателя — В. Н. Шестаков, преподавателем общеобразовательных предметов — О. Н. Велихов, физики и химии — А. И. Вересов, математики — В. В. Томилов, графического искусства — В. И. Взоров. Руководителем художественной части был назначен замечательный художник Е. И. Праведников, окончивший Петербургскую академию художеств по классу профессора Д. Н. Кардовского. Врачом школы продолжал оставаться П. М. Кулепетов. Закон Божий был исключен из расписания уроков.

В 1919 году школа была переименована в Политехническую школу. Тогда же Тотемский уездный отдел народного образования разослал анкеты с целью получить сведения о состоянии народного образования. Анкета, заполненная Ф. И. Лашиным, дает представление о деятельности школы за 1918—1919 годы.

В школе проходили обучение 92 ученика. Преподавателей было пять, руководителей работ и мастеров — шесть. Всего в школе было шесть классных комнат, четыре квартиры для преподавателей и семь — для руководителей мастерских. На вопрос, сколько учеников будет обучаться в школе после введения всеобщего обучения, Ф. И. Лашин сообщил примерную цифру: 150-180 детей. Он также сообщил о необходимости построить кузницу и литейную, сделать капитальный ремонт.

Обучение в школе продолжалось. Но возникшие трудности первых лет Советской власти сказались на состоянии школы. Ф. И. Лашин обращался в Вологодский губернский отдел народного образования с просьбой отпустить средства для столовой («25 пудов кислой капусты»), выделить для учеников школы костюмы, валенки, пальто, резиновые калоши и прочие предметы одежды25.

Вскоре из Народного комиссариата по просвещению пришло новое положение. В нем говорилось, что в соответствии с общим направлением реформы профессионального обучения управление специальных училищ должно быть реконструировано на основании следующих принципов: училища должны быстро осваивать и удовлетворять жизненные потребности страны и предъявляемые к профессиональному обучению требования со стороны местного хозяйства и промышленности. Руководящим и контролирующим органом стало общее собрание, была назначена ревизионная комиссия.

Власть делала все возможное, чтобы сохранить и развить в стране дело профессионального обучения, однако из письма Вологодского губернского исполкома Совета рабочих и крестьянских депутатов в коллегию школы стало ясно, что школа стала испытывать серьезные затруднения с финансами. Расходы на нужды хозяйства и учебную часть были сильно урезаны. В 1919 году Ф. И. Лашин был отстранен от руководства школой, вместо него был назначен Бердышев. Штат школы не был сокращен. В том же году после издания декрета Совета Народных Комиссаров об освобождении зданий профессионально-технических школ для нужд Красной Армии школа была временно взята под лазарет.

С большим трудом школе приходилось выживать в условиях всеобщей разрухи и голода периода гражданской войны. В 1923 году инспектор Наркомпроса (к сожалению, он не оставил свою фамилию, известен только номер его мандата, выданный 19.04.1923 г.) с тревогой записал в «Визитационной книге» музея: «Школа имеет большое и успешное прошлое и большое будущее. В настоящее время, вследствие материального кризиса и необеспеченности педагогического персонала, школа находится в крайней нужде». Адресуясь к местным органам Наркомпроса, он призывал спасти «в высшей степени важное для местного края и всей Республики дело»26.

В «Визитационной книге» Петровской школы появляются все менее восторженные отклики. Вот последние записи, сделанные посетителями на ее страницах: «23/11 — 1924 г. при посещении школы нашел, что ввиду матер. (материальной — Т. В.) необходимости работа недостаточно продуктивна. Развитие общественных навыков среди учащихся недостаточно, но при наличии хорошо подготовленных практически преподавателей в области технических знаний, при наличии оборудования школы, она должна и будет иметь хорошее будущее. Требуется со стороны всех советских, проф., кооперативных и партийных организаций поддержка, непосредственное участие в ее практической организационной работе, постановка, железная спайка среди учащихся и всего коллектива в целом. Завгубоно К. Кочетов». 9 марта 1924 года школу посетил служащий «Северолеса» В. Гриневич, 19 мая 1924 года — инспектор НКПО Войтеховская (мандат от 30 апреля 1924 года № 4822), но они только сделали отметку о своем визите. И вот, наконец, последняя запись: «Прощаюсь со школой, в которой я с великим интересом работал 7 месяцев и получил полное удовлетворение в работе. Школа при желании может быть одной из лучших. Хочется пожелать в дальнейшей работе более творчества: более дружественных отношений и спайки между всеми частями коллектива, смелой дружной работы... и уверен, что, вернувшись сюда, застану школу в полном ее расцвете. Буду всегда вспоминать работу здесь. Бывший заведующий школой Н. Бахрушин. 26 сентября 1924 года». Однако преподавательский состав школы сильно изменился, многие из учителей покинули Тотьму в силу разных обстоятельств. К тому же школу не оставляли дальнейшие реорганизации.

В 1927 году в здание Петровской ремесленной школы был переведен детский дом, ранее располагавшийся на территории Спасо-Суморина монастыря. Его директором с декабря 1927 года по сентябрь 1929 года был Александр Федорович Соболев. Воспитанники детского Дома проходили трудовое обучение на базе Петровской школы. Позже в здании и на оборудовании школы были созданы учебно-производственные мастерские, реорганизованные 15 апреля 1931 года в «школу-фабрику по изготовлению политехнического оборудования для школ Северного края». Школа готовила квалифицированных рабочих и инструкторов ручного труда для школ по специальностям: деревообрабатывающей, металлообрабатывающей и жилищно-малярной. Срок обучения в школе составлял четыре года. В школу принимались дети в возрасте 14—17 лет, с образованием не ниже 4-х классов. Заведующим школой оставался Ф. И. Лашин.

В 1933 году «Школа-фабрика» предлагала всем колхозам и кооперативно-хозяйственным организациям оборудование для изготовления корзин и ремонтных мастерских, слесарный и столярный инструмент по ценам госпромышленности27.

По воспоминаниям одного из учеников школы М. Д. Евдокимова (1914 г. р.), прошедшего с 1931 по 1935 год курс обучения, в школе продолжали работать многие учителя прежнего состава. Мастерской по изготовлению корзин, санок, этажерок и других видов гнутой мебели по-прежнему руководил Иевлев. Недалеко от школы на берегу Сухоны выращивали иву.

В середине 1930-х годов инвентарь школы стали распродавать в тотемские организации и частично в Вологодский железнодорожный техникум. Примерно в это время школа прекратила свое существование. В 1933 году в районной газете «Рабочий леса» сообщалось, что в предстоящем 1933/34 учебном году Тотемская фабрично-заводская семилетка (ФЗС) развертывается в фабрично-заводскую десятилетку (ФЗД): «...открывается восьмая группа на 35-40 человек, чтобы в будущем развернуться в полную десятилетку». В 1938 году она перешла в здание Петровской школы. В настоящее время в ней находится средняя школа № 1.

Ф. И. Лашин после войны вернулся в Тотьму (с 1937 по 1947 год он был репрессирован). Встретив как-то М. Д. Евдокимова на улице, с грустью сказал: «Вот приехал посмотреть свое детище». Но преподавать в школе ему уже не пришлось. Работал художником в музее. В конце 1950-х годов по его проекту был построен Дом культуры. Скончался Ф. И. Лашин 22 апреля 1960 года в Тотьме28.

Дошедшие до нас образцы изделий Петровской ремесленной школы в настоящее время находятся в Тотемском краеведческом музее и составляют одну из его лучших экспозиций. Многие предметы домашнего обихода (буфеты, горки для посуды, резные аптечки, стулья) сохранились и у жителей Тотьмы. Мысль о возрождении школы не оставляла руководителей города и района, однако попытки Сухонского целлюлозно-бумажного завода освоить некоторые виды плоской деревянной игрушки кончились неудачей. Что же касается местных энтузиастов, возрождающих народные художественные промыслы, то прежде всего хочется отметить энергичную деятельность Н. П. Сажина, который в 1983 году возглавил городской клуб «Тотьма» при Доме пионеров. Основной задачей клуба стало возрождение тех местных кустарных промыслов, которые в свое время были так удачно использованы Петровской ремесленной школой. Девочек стали учить плести кружева на коклюшках, старались возродить плетение корзин. Для этого группа энтузиастов отправилась в экспедицию по селам, однако старых мастеров застали не везде. Кое-где о подобном ремесле уже успели позабыть. Н. П. Сажин рассказывал: «Я удивился, прихожу в деревню — из ивового прута плести не могут

Продолжают свой неутомимый поиск сведений о Петровской ремесленной школе сотрудники Тотемского краеведческого музея. В 1988 году ими был обнаружен аттестат одного из учеников школы Василия Ивановича Майкова за 1906—1907 годы (его хранила К. Ф. Майкова, его супруга). Еще три аттестата были обнаружены в д. Святица Погореловского сельсовета Тотемского района. Они принадлежали Константину Тошину, Павлу Ельцову и Георгию Горбунову, учащимся первого выпуска школы. Однако сделать тотемским краеведам предстоит еще немало: необходимо восстановить полные списки преподавателей и учащихся, проследить их дальнейшую судьбу29.

В январе 1992 года решением главы администрации Тотемского района С. М. Громова на базе художественно-оформительской мастерской организована «Новая Петровская ремесленная школа». Ее директором назначен Н. В. Казаринов. Теперь, когда появилась возможность восстановить опыт мастеров и учеников знаменитой школы, некогда составлявшей гордость не только Тотьмы и ее уезда, но и всего Вологодского края, необходимо приложить все усилия, чтобы имена ее замечательных создателей и педагогов: Н. И. Токарева, В. Т. Попова, Г. С. Серебрякова, Н. Н. Сержпинского, Ф. И. Лашина и многих других, вложивших в свое любимое детище энергию, талант, ум, знания, горячую любовь к родному краю, не были забыты.


Т.А. Воронина. Петровская ремесленная школа // Тотьма. Историко - литературный альманах. Вып.1. - Вологда: Русь, 1995.




ПРИМЕЧАНИЯ



1 Журнал Министерства народного просвещения. 1866. Отд. IV. С. 41. Жизнь Тотьмы и ее уезда этого времени хорошо представлена в работе известного вологодского краеведа И. А. Соболева. См.: Соболев И. А. Тотьма. Очерки истории города и района. Архангельск, 1987. С. 60—64.

2 Ильинский Н. Василий Тимофеевич Попов и его Тотемская библиотека // Известия Вологодского общества изучения Северного края. Вып. IV. Вологда, 1917; Попов В. Т. Очерк образования и деятельности Тотемского Вологодской губернии местного комитета Общества улучшения народного труда... по 1 мая 1888 г. // Вологодские губернские ведомости. № 13-14. 31 марта 1889. С. 8-9; 5 апреля 1889. С. 4-5; Вологодский листок. № 517. 5 марта 1913; Наш Север. СПб., 1897. С. 241.

3 Попов В.Т. Город Тотьма Вологодской губернии. Исторический очерк. Вологда, 1887. С. 89.

4 Там же. С. 82—88.

5 Мунин А.Н. От Абрамцева до Тотьмы. Вологодский край. Вып. III. Вологда, 1962. С. 209—210.

6 ГАВО. Ф/463. Оп. 3. Д. 1. Л. 1-43, 138.

7. Сержпинский Н. Н. Петровская ремесленная школа по игрушечному делу и вещей домашнего обихода в г. Тотьме Вологодской губернии, сооруженная при иждивении Николая Ильича Токарева. Тотьма, 1907. С. 12.

8 ГАВО. ф. 463. Оп. 3. Д. 1. Л 19

9 ГАВО. Ф. 463. Оп. 3. Д. 7. Л. 5.

10 Там же. Д. 7. Л. 70.

11 ГАВО. Ф. 463. Оп. 3. Д. 1. Л. 112.

12 Северный край. № 197. 1901 г.

13 ГАВО. Ф. 463. Оп. 3. Д. 8. Л 39.

14 ГАВО. Ф. 463. Оп. 3. Д. 12. Л. 1-12.

15 Луначарский А.В. Из вологодских воспоминаний //. Север. № . 2. 1923. С.4.

16 ГАВО. Ф. 463. Оп. 3. Д. 13. Л. 88

17 ТКМ, N 29133, 29134. Медаль, к сожалению, не сохранилась.

18 ГАВО. Ф. 463. Д. 14. Л. 1-18.

19 Там же. Д. 20. Л. 1 - 17.

20 Безсонов Б. Поездка по Вологодской губернии к ее нефтяным богатствам на реку Ухту. СПб., 1908.

21 Русский Нюрнберг (Вологодские игрушки) // Нива. № 15. 1912.

22 ГАВО. Ф. 463. Оп. 3. Д. 26. Л 59.

23 ТКМ, без №.

24 Там же. Д. 22, 30. Л. 3-4, 9.

25 Там же. Д. 31, 32, 34.

26 Выписки из «Визитационной книги» школы, находящейся в настоящее время в Тотемском краеведческом музее, предоставлены автору в 1988 году С. М. Зайцевым.

27 Рабочий леса. 18 апреля 1931 года. № 37 (Тотемская газета); Рабочий леса, 27 марта 19ЗЗ года. № 32.

28 Рабочий леса. 27 марта 1933. N 32; Ленинское знамя. 24 апреля 1960 г. N 49.

29 Особую признательность приношу члену Российского Географического общества вологодскому краеведу И. А. Соболеву, предоставившему ценные сведения по истории Петровской ремесленной школы из личного архива.

Мировая художественная культура XIX в. (четвертая четверть) Начало XX в. 1908-1917 1918-1929
Литература XIX в. (четвертая четверть) Начало XX в. 1908-1917 1918-1929
Музыка XIX в. (четвертая четверть) Начало XX в. 1908-1917 1918-1929
История XIX в. (четвертая четверть) Начало XX в. 1908-1917 1918-1929

« вернуться

версия для печати  

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов

Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer